Цветные сны

Глава пятая

«Через миг тебе в экспрессе мчаться,
Мне шагать сквозь хмурую пургу.
Понимаю: надо расставаться.
И никак расстаться не могу…»

У меня была дочь, работа, подруга! А разве этого мало? Все остальное можно нажить при желании. Волнения, хлопоты, заботы – все эти переживания были радостными, потому что с них началась моя новая жизнь. Я переехала в квартиру, которая принадлежала до этого матери учительницы математики, работающей со мной в одной школе. Мать Веры Петровны умерла от рака легких, на следующий день после ее похорон, Вера отдала мне ключи от квартиры. С деньгами меня не торопили, поэтому я спокойно оформила кредит в банке, и стала обладательницей малогабаритной двухкомнатной старой квартиры, которая показалась мне огромным особняком. У меня появилась крыша над головой!

Не нужно было больше скитаться, обременять людей своими заботами, паковать чемоданы! Я свободна, молода, обеспечена жильем – вот это и есть счастье! Помню, какой я имела полусумасшедший вид в то время: блаженная улыбка, смех без причины, желание всему миру рассказать о своем счастье. Разбитое корыто лучше разбитой жизни. Мы с дочкой постепенно обжились на новом месте, мой бывший муж беспокоил меня только в тех случаях, когда приступ отцовских чувств заставлял его встречаться с нами, а случалось это крайне редко.

А потом появился ОН… Наверное, в душе каждой женщины живет мечта о мужчине, похожим на Ретта Батлера из «Унесенных ветром», ироничном, хладнокровном красавце, за широкой спиной которого женщина будет чувствовать себя самой счастливой. К чему лукавить? В моем воображении тоже существовал подобный образ рыцаря сердца. Отчего добрые, покладистые, положительные персонажи никогда не становятся героями наших грез?

Он едва ли подходил под образ, который я нарисовала для себя, но в нем я почувствовала такую силу чувств, что она захватила и меня. Валентин Николаевич был старше меня на восемнадцать лет. Мы были знакомы давно, и мне он всегда был симпатичен. Встретившись случайно на улице, мы разговорились. Говорили мы долго и ни о чем, просто уж очень не хотелось прощаться. Набрав в грудь воздуха, я пригласила его в гости. Повод был уважительный: в моей новой квартире работала только одна розетка. Он быстро согласился и, смутившись своей поспешности, попрощался со мной, хлопнул дверцей машины и уехал. В тот момент мне показалось, что его я больше не увижу. Ночью я увидела сон из тех, которые оставляют неприятный осадок на целый день. Мы плыли на лодке по бушующей реке, со мной были дочка и Валентин. Мне было очень страшно.

Он пришел в назначенное время, а потом стал приходить почти каждый день, но ничего не происходило. Я сетовала в разговорах с Наташкой на неопределенность наших отношений, стала сомневаться в его чувствах, а Наташа смеялась, говоря, что он, наверно, просто взял шефство над разведенной женщиной. Но однажды, взяв инициативу в свои руки, я набралась смелости и попросила поцеловать себя на прощание. С той самой минуты я поняла, что не расстанемся мы еще очень долго…

У Валентина была прекрасная дочка, любящая жена, дом — полная чаша, налаженная жизнь. Казалось бы, чего еще можно желать? Наши отношения стали для него неожиданностью, он не был готов к тому, что ему придется держать под контролем свои эмоции, обманывать жену, постоянно придумывать какие-то причины для отлучки из дома, двойная жизнь требовала больших сил. Он мучительно переживал свою страсть ко мне, но остановиться не смог.

И мне так хотелось хотя бы иногда встречаться с ним, жить от встречи к встрече; внимать голосу разума и совести не было никаких сил, и я нырнула в омут с головой. В который раз мне приходилось от всех скрывать своего мужчину, но это мало меня беспокоило, главное, что он был, а на большее я не рассчитывала. Мне не приходило в голову, что в его семье кто-то может страдать от наших отношений, я успокаивала свою совесть тем, что не требую от него ухода из семьи, что довольствуюсь короткими встречами, хотя мне это давалось нелегко.

Любовные треугольники не я открыла, никто не виноват в том, что людей притягивает друг к другу, как магнитом. Так я успокаивала себя в минуты, когда в сознании звучал предостерегающий голос: «Все возвращается к человеку, на чужом пепелище дома не построить». О том, что нельзя вызывать на себя ненависть окружающих, что закон бумеранга существует и действует, я знала давно и свято в это верила, за все в этой жизни человеку приходиться платить. Если случается беда, значит, это отголоски прошлого, и лучше на этом свете расплатиться, чтобы не пришлось оплачивать долги детям. Но человек существо противоречивое, в нем разум и сердце живут отдельно, а у сердца такая сила, что голоса разума почти не слышно.

Настоящие чувства проверяются временем. Мысль не новая, но верная. Мимолетная страсть не выдерживает долго, и отношения, исчерпавшие себя, прекращаются сами собой. Наша тайная любовь праздновала уже свое трехлетие, день ото дня она взрослела и крепла, укрываемая от посторонних взглядов и пересудов. Я чувствовала себя вполне счастливой и о большем мечтать боялась.

Иногда у моего бывшего мужа возникало настроение «настальжи», и он вел со мной переговоры о восстановлении брака, на мой отказ отвечал угрозами, что не даст мне ни с кем жить. Я благополучно водила всех за нос вот уже три года и на его угрозы только улыбалась: пока он ни о чем не знает, я могу быть спокойна.

В какой-то момент я поняла, что в душе Вали происходит борьба, его что-то мучило и тревожило. Однажды я попыталась с ним поговорить о причинах его переживаний и узнала, что он рассказал обо мне своей жене.

— К чему мне теперь готовиться? – спросила я его. – Значит, конец спокойной жизни?

— Не знаю, — он устало вздохнул. – Просто нет сил больше скрывать тебя и делать вид, что ничего не происходит, я хочу быть с тобой постоянно.

Его жену я никогда не видела даже издалека и старалась не думать о ней, хотя мне было любопытно, с кем делит постель мой любимый человек. Валя никогда не говорил о ней, за что я его очень уважала. Он не искал причин своей измены в недостатках жены, твердо уверовав, что причина в нем самом, в его слабости. Я жила на положении его греха, с существованием которого он смирился и не пытался бороться. Иногда меня это забавляло, иногда отчаяние, с которым он меня обнимал и целовал, выводило из равновесия. Но девиз – позволь другому быть другим – всегда предостерегал меня от конфликта. Надо принимать человека либо таким, каков он есть, либо отказаться от отношений с ним. Отказываться я совсем не хотела, более того, мысль о разрыве была невыносимой и не укладывалась в голове. Что я буду делать без него?

Алина, его жена, обладала настоящим нюхом сыщика, она вычислила меня очень скоро и настояла на встрече. Не знаю, что руководило мной, но я согласилась, мне тоже нужно было увидеть ее, поговорить и расставить все по своим местам. Мы обе решили скрыть от Вали факт нашего знакомства.

Я часто моделировала в воображении нашу с ней встречу, и всегда в душе был неприятный осадок от общения с придуманным образом. От встречи с Алиной у меня действительно остался осадок, но скорее, это было отвращение к себе самой. Теперь никакие уговоры совести не помогали мне, я чувствовала себя грязной и совсем заплутавшей в лабиринтах собственной философии. Мы играли чужими судьбами, рушили жизни людей, наша любовь уже давно перестала быть нашим личным делом, потому что в эту игру втянуты были ни в чем не виноватые люди. Она попросила меня без угроз прекратить отношения с Валентином.

— Своему мужу я давно не доверяю, не надеюсь на его силу воли, поэтому прошу тебя проявить твердость, — она нервно курила и не замечала, что пепел падал ей на одежду. – Он любит тебя, я знаю, но, как в песне Земфиры поется, «моей любви хватит на нас двоих». Я без него жить не стану, а ты сильная, ты сможешь.

— Мне очень жаль тебя, я виновата, но сделай, пожалуйста, так, чтобы я его больше не видела, никогда, — я поднялась со скамейки.- Ты ему не веришь, а я себе не верю. Единственное, что могу пообещать, что не стану сама искать встречи с ним.

— Я постараюсь. У тебя все еще будет, поверь. Только пощадите вы меня, а я у Бога для вас счастья вымолю. — Она пожала мою руку на прощание.

«Жизнь продолжается, главное не давать депрессии ни малейшего шанса, не думать, забыть, выкинуть из головы, — настраивала я себя. – Сколько раз мне приходилось начинать сначала, значит, и теперь получится. Каждому дается по силам».

>

Что вы думаете по этому поводу? Напишите, пожалуйста!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.