Бал у Князя, или Невероятные приключения Нежданы Приваловой

Пролог

… А мне хотелось веер с перьями

И две брильянтовых серьги.

И платье — белое и длинное,

И жемчуга по подолу,

Чтоб тихо охнула гостиная

И обалдели на балу…

Чтоб, никого не замечая,

Кивнуть небрежно всем подряд

И зябко поводить плечами

В ответ на пепелящий взгляд,

Влюбленным графом забавляться,

И письма рвать напополам,

И благодарно улыбаться

Венецианским зеркалам.

То вдруг задумчивой казаться

И молчаливой, то опять

Чему-то весело смеяться,

Над чем-то громко хохотать…

И танцевать С Людовиком Пятнадцатым

Или Шестнадцатым. Закрыть глаза,

Уснуть, проснуться… И остаться…

Екатерина Горбовская

ЧАСТЬ 1

31 декабря каждый год самое суматошное время. Люди мечутся по магазинам в поисках еще не купленных подарков или провианта, запасаясь им в таких огромных количествах, как будто не на одну единственную праздничную ночь, а как минимум на год вперед.

Женщины! Милые, добрые, любимые женщины последний день года, как правило, проводят у плиты, выполняя свой женский долг перед семьей, родственниками или друзьями. Ведь новогодний стол должен «ломиться» от блюд, чтоб и в следующем году тоже «ломился». Те из Милых Дам, кому «повезло», в этот день еще и выйти на работу, а некоторым и работать, удваивают свои усилия, а иногда и утраивают. Ведь надо не только на работу успеть вовремя, поработать хоть слегка, а иногда и очень даже не слегка, но и проводить с коллективом старый год, чашечкой горячего чая или не чая, главное проводить, а не встретить. Затем очень быстро добраться домой, забегая при этом в находящиеся по пути магазины, встать «к мартену», причем последнее обязательно и, отдав свой долг, так сказать «Родине и Семье», умудриться еще и отлично выглядеть, быть бодрой, жизнерадостной и всю новогоднюю ночь искриться позитивом и весельем. Ведь как говорится, как встретишь, так и проведешь.

Меня всегда очень удивляла и напрягала вся эта кутерьма. Казалось, что все люди немного сошли с ума, что завтра дня не будет и все это они проделывают, как в последний раз. Вот, из года в год не проходящее ощущение наступающего Армагеддона. Я не люблю это время. Я, вообще, не люблю суету. Это как на вокзале. Все куда-то спешат, снуют, бегут, боясь не успеть, и ты, заражаясь этой боязнью, тоже начинаешь ускоряться, даже если для этого отсутствуют всяческие причины. Может ты просто погулять вышел, и никуда не торопишься, но сила суеты непобедима. 31 декабря этому яркий пример.

Надо отдать должное, моя семья отличается от остальных. Благодаря маме, в последний день года уже никто никуда не спешит. Все, что надо было сделать, делается раньше, или позже, или, что чаще всего и бывает, уже никогда. Мама не выносит суету, этим я, наверное, в нее. В последний день уходящего года, она, по ее же собственным словам «доставляет себе удовольствия, на которые не хватало времени весь год».

Утро неспешно начинается с чашечки свежезаваренного кофе и черного шоколада, обязательно в постель, а затем, мама уходит в салон красоты. Став постарше я стала проситься с ней, и мама мне никогда не отказывала. Единственным условием для меня, было не отвлекать ее во время процедур. Я тоже просила процедуры красоты, и меня стригли или укладывали волосы во что-то стильное и праздничное, приводили ногти и лицо в порядок, хотя в какой порядок нужно приводить лицо семнадцатилетней девушки?! Ничего особенного. Но само нахождение нас с мамой не «у мартеновской плиты», как все, а в салоне красоты, было для меня действием завораживающим, на праздничное настроение настраивающим. Это был день, проведенный себе в удовольствие, был символом другой, отличной от всех остальных, жизни, маминой жизни, ну, и моей, разумеется.

Следующим в списке обязательных предпраздничных дел было посещение театра. Сам театр, его атмосфера, празднично одетые люди, все это вместе создавало и у нас настоящее праздничное настроение. Папа обязательно составлял маме компанию, в не зависимости от того, в театр были куплены билеты или планировалось посещение концерта в филармонии, или выставки любого из возможных направлений искусства. В этот день мама не признавала только кино. «Слишком обыденно», — считала мама, и никто не решался с ней спорить. Раньше я с сестрой и братом в этот день ходили на утренний сеанс в кино, а затем до вечера отправлялись к бабушке. После театра, родители гуляли по вечернему городу. Маму завораживает город в огнях неоновых вывесок и новогодних гирлянд. Зайдя в кафе, они с отцом пили шампанское и ели мороженное, после чего возвращались за нами к бабушке, а затем уже все вместе мы направлялись встречать Новый Год.

Как правило, мы встречали Новый Год в гостях. У родителей много друзей. Каждый год кто-то приглашал нас в гости, и мы дружно отправлялись веселиться и танцевать всю ночь. Мама не любит встречать Новый Год дома. Она обожает возвращаться утром домой, в чистую и уютную квартиру, где все мы спим до полудня первого января. Ну, и по давно сложившейся традиции, первого все кто хотел продолжения праздника, ближе к вечеру собираются у нас. Это всегда весело, звучит музыка, все танцуют, часто переодевшись в какой-нибудь карнавальный костюм.

Я так привыкла к нашим совместным праздникам, что даже опешила, когда, незадолго до новогодней ночи, мама сказала, что мне пора встречать новый год со своими друзьями, как это делает мой старший брат Алик. Нас в семье трое детей Алексей, или просто Алик, Лиса и я. Окончив политехнический институт, Алик попал в солидную фирму, так называемым, «компьютерщиком». Он день и ночь разрабатывает для них различные программы и другую ерунду, которой нет у конкурентов, а они, в смысле, фирма, платит Алику приличные деньги. Вполне приличный, не только по моим понятиям, заработок дает возможность брату проводить новогоднюю ночь с друзьями в ночном клубе или дорогом ресторане. У старшего брата есть девушка, и, как я недавно узнала, не одна. Он давно самостоятелен, а наша семья уважает границы его личной жизни. После того как выяснилось, что девушек у Алика значительно больше чем одна, все переживали, что скажет мама. Мама у нас в семье, вообще, авторитет непререкаемый. Так вот, мама, узнав об этом только улыбнулась, и сказала Алику: «Надеюсь, сынок, твое определение своей «единственной», пройдет вне стен этого дома?» Алик тогда ничего не ответил, только глаза потупил, как будто ему действительно стыдно, что все это дошло до мамы, и всяческие звонки в нашу квартиру прекратились. Со своими девушками мой старший брат решает все свои вопросы на нейтральной территории.

С Аликом у меня отношения хорошие, но не близкие. Мы уважаем увлечения и пространство друг друга, но никогда не вникаем в чужую жизнь. Его проблемы я решить не могу, а со своими обращаться не ловко.

Слава Богу, меня никто никогда не обижал и не задирал, что давало возможность не тревожить Алика всякой ерундой. Все в округе знали, что нас в семье трое и у нас есть Старший Брат, который, кстати сказать, одно время занимался рукопашным боем. Само по себе это, каким-то волшебным образом, возымело действие на местную шантрапу и нас с Лиской никогда не трогали.

Василиса, или попросту Лиса, наша средняя сестра, ежегодно отправлялась с такими же, как она сама «бордистами» в Карпаты, или любой другой горнолыжный курорт, встречать Новый Год. У них большая устоявшаяся компания, которая старается «вырываться» из дому, как только появлялась такая возможность. Мои родители, предварительно познакомившись не только со всеми участвующими в Лискиной тусовке, но и с их лидером и по совместительству тренером Владимиром Павловичем Забродским.

Тренер произвел на родителей очень хорошее впечатление своей преданностью «детям» и сумасшедшей ответственностью. С тех пор, если Лиса уезжала куда-то с группой под руководством Забрдского, родители отпускали, что называется «не глядя». В этом году вся компания собиралась гонять на своих «бордах» в более доступном по ценам курорте Васюкивки. Мы проводили Лиску и ее друзей еще 30 декабря, посадив на автобус, следующий прямо по маршруту. Мне же в этом году предстояло окончить школу, и потому я никуда не рвалась, памятуя о необходимости в скором времени готовится к поступлению в ВУЗ.

Я ничего не планировала на новогоднюю ночь, решив встретить ее с родителями и их друзьями. Мне действительно направится встречать Новый Год в кругу маминых и папиных друзей. У них всегда весело, и встреча каждого следующего Нового Года не похожа на предшествующую. Все заранее готовят костюмы. Иногда объявляются тематические вечеринки: «пиратская», «гангстерская» или «сказочная». А иногда кто во что горазд. Взрослые всегда запускают фейерверки, зажигают бенгальские огни много и шумно танцуют. Когда вечеринка идет на спад, мама поет. Это не рушимая и устоявшаяся традиция.

У мамы приятный, глубокий голос. Аккомпанирует ей, тоже уже традиционно, муж тети Светы, дядя Сережа, профессионально владеющий гитарой. Очень редко мама аккомпанирует себе сама, справедливо считая, что Сережа играет лучше. Как-то раз традицию нарушили, и мама не пела в новогоднюю ночь, потому как простудилась и сильно хрипела. Как по заказу весь год были сплошные треволнения и неприятности. Во избежание подобного в дальнейшем, мама обязательно поет, хотя бы одну песню. Песню оберег, как она ее называет. Но где одна там и остальные. А затем к маминому голосу присоединяются и все гости праздника. Вечер получался веселый в начале и очень душевный в конце.

Однако, не задолго, до этой самой долгожданной ночи, мама, стоя на кухне и заваривая свежий чай после ужина, начала неожиданный для меня, разговор.

— А скажи мне, Красавица, что ты планируешь на Новогоднюю Ночь?

— Ничего особенного, — ответила я, — как обычно пойдем в театр, потом в кафе, есть мороженное, а потом в гости. Ты на что взяла билеты?

— Билеты… — мама задумалась, как будто мысли ее упорхнули далеко и она последовала за ними. — Билеты? Какие билеты? Ах, билеты! В этом году мы идем в филармонию, на концерт симфонического оркестра. Правда будет «Штраусбал», но все равно ничего другого на этот день не было.

— Папа будет в шоке, — сказала я.

— Будет, будет, — задумчиво ответила мама, — ему полезно.

Создавалось впечатление, что мысли мамы находятся где-то далеко и со мной она разговаривает по инерции.

— Знаешь, детка, — сказала мама, разливая по чашкам ароматный чай, — тут утром приходил к тебе молодой человек. Приглашение принес, на встречу Нового года. Я так понимаю, компания собирается, — продолжила мама, доставая из шкафчика печенье и конфеты, — молодой человек, Владом представился, очень просил тебя к ним присоединиться.

— Влад?! — сказать, что я была удивлена — это ничего не сказать. Я была в шоке. Никогда раньше моя скромная персона не вызывала интереса ни мажора Влада, ни кого-то из его компании. — Ма, а ты ничего не путаешь? — это точно Влад?

— Да, Влад, Влад! Вот сама посмотри на пригласительном билете все написано.

— А где пригласительный? — спросила я, запихивая в рот уже вторую печеньку.

— Там в прихожей на тумбочке лежит, тебя дожидается, — ответила мама.

Я сползла с диванчика и поплелась в прихожую. Очень не хотелось, что бы это оказалось правдой, но мое шестое чувство подсказывало, что мама не ошиблась и приглашение действительно от Влада.

В прихожей на самом краю тумбочки лежал конверт с, отпечатанным типографским способом, пригласительным. В этом самом пригласительном сообщалось, что мне, как особе, лично Владом приглашенной, необходимо прибыть по указанному адресу не позднее 23 часов, для встречи Нового Года «в узком дружеском кругу». Когда я стала вхожа в «узкий круг», я понятия не имела. Да и не хотелось мне, если честно, туда входить.

Влад был высокомерен, хоть старался этого не показывать, и был с «народом» почти на равных. Вот это «почти» меня сильно напрягало. Ты или на равных или на Олимпе, а игры в снизошедшего до нас небожителя, я не понимаю и не приветствую. Но сегодня, как выяснилось, мое мнение никого не волновало.

— Мам, я не хочу с ними. Я с вами пойду, — заявила я, прочитав приглашение несколько раз и не поверив ни одному его слову.

— Ну, вот еще! — ответила мама, — придумала тоже. Там молодежь собирается, танцы, веселье. Надо пойти, Нежа, не красиво, отказываться. Мальчик так просил, что бы ты пришла. Я обещала с тобой поговорить.

— Считай, что поговорила. Я не хочу!

— Что, все так плохо? — спросила мама.

Мама у меня любящая и все понимающая. Она никогда на нас не давит своей властью, а власть в семье находится именно в ее руках. Мама умеет убеждать. И делает это очень не навязчиво, взывая к логике и здравому смыслу. А кто поспорит с логикой, то есть с мамой, тому дороже выйдет.

— Да, нет. Не плохо, — сказать маме, еще хуже, язык не поворачивался. — Просто мне с вами лучше будет.

— Солнышко, откуда ты знаешь, где тебе будет лучше, если ни разу не встречала Новый Год отдельно от нас? Может, именно там тебе и будет лучше? А? Подумай, дружочек. Время еще есть. А не понравится в новой компании, позвонишь нам, и дядя

Слава заберет тебя в любое время. Ты же знаешь, Слава даже шампанское не пьет, и новогодняя ночь для него не исключение.

— Знаю, знаю.

— А если знаешь, то иди и подумай в чем Новый Год встречать поедешь?

— Все равно не хочется. Мне с вами привычней будет.

— Кто бы спорил?! Но привычки надо менять, моя дорогая. Хватит возле маминой юбки сидеть. Пора и самой в свет выбираться.

— В свет ли? — пробурчала себе под нос, прямиком направившись в свою комнату.

Надо было подумать с какого такого «перепугу» Влад пригласил меня встречать Новый Год в свою компанию, да еще так официально. На приглашении, указывался не только адрес, где будет проходить «сейшем», но и контактный телефон, для урегулирования всех возникающих вопросов. Вот по нему я и позвонила.

— Привет, — ответила мне телефонная трубка, приятным женским голосом.

— Привет, — проговорила я.

На том конце телефона затихли в ожидании, и мне надо было, что-то сказать. Ведь это я звонила, а не мне.

— Я, Неждана Привалова, — сказала в трубку, чувствуя как глупо, это может звучать со стороны.

— Ага, Неждана. Очень рада тебя слышать. Я, Алиса, координатор праздника. Ты звонишь подтвердить свое участие?

— Нет. То есть да. Я не знаю — промямлила в трубку телефона, заливаясь ярким румянцем от своей глупости.

— Вот как! Неждана, надеюсь, ты в ближайшее время определишься и присоединишься к нам.

— Алиса, — жалобно протянула в трубку, — я ничего не понимаю. Это приглашение для меня полная неожиданность. Может здесь какая-то ошибка? Я не настолько близкий друг Влада, что бы он приглашал меня «встретить Новый Год в узком кругу друзей», процитировала с приглашения.

— Неждана, — голос на том конце был спокойный и доброжелательный, — не волнуйся. Никакой ошибки быть не может. Ты действительно есть в списке приглашенных. Это будет просто вечер. Влад, решил устроить грандиозную вечеринку по случаю своего Дня Рождения. 1 января ему исполняется 21год. Так сказать, полное совершеннолетие. Родители у Влада, сама знаешь кто, и возможности у них соответственные. Вот сыночек и решил воспользоваться. Для грандиозной вечеринки мало иметь возможности, нужны еще и участвующие, правда?

— Правда, — озадаченно ответила я.

— А раз, правда, тогда не парься. О том, что поводом послужил День Рождения, а не встреча Нового Года, Влад просил не говорить. И еще, никаких подарков имениннику. Это обязательное условие. Ведь празднование Дня Рождения тайна, — на последних словах она усмехнулась.

— А какие еще условия?

— Явится с хорошим настроением, по оговоренному адресу, в любой удобной для тебя одежде. Встреча будет хоть и праздничная, но неформальная. Да, и если хочешь, захвати с собой тортик.

— Тортик? Какой?

— Ну, думаю, «Киевский» будет в самый раз, или что-нибудь на него похожее. Наш именинник большой сластена, особенно по части всяких тортов и пирожных, с безе и орехами.

— Ладно, захвачу с собой тортик, — ответила я, все еще плохо соображая.

— Вот и славно. Я отмечу, что ты будешь.

— Хорошо. Но я скорей всего опоздаю. Мы с родителями идем на концерт, потом еще в кафе и…

— Я поняла тебя, — перебила меня нетерпеливая Алиса, — главное приедешь. Внимательно посмотри на пригласительный, там указан точный адрес. Если что, звони. Тебя встретят, — разговор прервался и она отключилась.

«Как-то все странно с этим праздником. Приходи в чем хочешь на День Рождения, но без подарка», — подумала я. — Нет, я решительно не понимаю, зачем Владу на Дне Рождения моя персона. Для количества?! Так у него пол института в друзьях и еще половина мечтает туда попасть. Какое я ко всему этому имею отношение?! И самое непонятное для меня, почему приглашение принес сам Влад. А может и не Влад, — пришла мне в голову мысль, — мама ведь документы этого парня не смотрела, а назваться можно как угодно. Не настолько мы близко знакомы, что бы Он лично принес мне приглашение».
Я несколько раз была в его компании, благодаря вездесущей Лиске. Сестра моя настолько общительна, что при желании способна попасть куда угодно и к кому угодно. А самое главное, чувствовать себя там будет, в этом где угодно, как «рыба в воде». Лиска периодически берет меня с собой на разнообразные тусовки. Единственное куда вход мне строго воспрещен — это к ее «сумасшедшим бордистам».

Я, как человек к спорту относящийся с уважением, но на расстоянии, в любимую компанию сестрицы не вписываюсь. Меня не гонят, но не приглашают. Лиска фанатеет от снега и скорости, а я чувствую себя неуклюжим бегемотом, среди всей этой спортивной братии. Летом, вся компания едет кататься на досках. Я же, если еду с ними, загораю и плаваю не далеко от берега. Я, конечно, понимаю пользу от занятий спортом, и даже сама занимаюсь, но не больше необходимого минимума. Три раза в неделю фитнес, иногда бассейн, или бадминтон, если мы выехали на пикник, неплохо катаюсь на велике и роликах, но строго в свое удовольствие и никак иначе.

Раздумывая над сложившейся ситуацией, я рассматривала репродукцию картины Владимира Боровиковского «Портрет Марии Ивановны Лопухиной» и думала о предстоящем празднике. Мысли метались от красавицы на портрете к вопросу, что одеть на вечеринку. Красавица смотрела слегка прищуренным взглядом на меня и гору одежды, вывернутую из шкафа на пол.

— Да, дорогая Мария Ивановна, — обратилась я к барышне на стене, — понимаю Ваше недоумение. В Ваше время всем этим занимались камеристки или горничные. А мне вот, самой приходится весь этот хлам перерывать. Господи! Ну, что ж это такое, — продолжала я свои стенания, — куча тряпок, а что одеть не понятно.

Обычно такие актуальные вопросы как куда пойти и что надеть решались Лиской легко и просто. Она всегда знала, куда следует идти и что при этом одеть, чтобы выглядеть комфортно и к месту. Я целиком полагалась на ее, в решении этих вопросов. Сейчас, когда сестра была далеко, я стала перед не простой задачей, решение которой рано или поздно, встает перед каждой девушкой, что одеть. Можно было, конечно, спросить совет у мамы, но это означало бы мою полную некомпетентность в данном вопросе. Я сидела на полу и перебирала вещи. Ничего толкового не складывалось. «И как только мама, да и Лиска, так классно из ничего делают себе наряды?», — думала я, горестно вздыхая при этом.

В комнату заглянула мама и, увидев дочь, в полной растерянности, сидящую в ворохе вещей решила спросить: «Помощь не требуется?»

— Хотела сама справиться, — ответила я, продолжая перекладывать вещи с места на место, — но что-то не получается.
Мама застыла на пороге комнаты. Еще некоторое время я разглядывала беспорядок из своих вещей, а мама наблюдала за мной.

— Хочешь, вместе попробуем решить твою проблему, — предложила она.

— Наверное, уже хочу, — ответила я, оттолкнув от себя навалившуюся кучку разнообразных свитеров и кофточек.

— Тогда давай будем думать, — сказала мама. — Ты идешь на праздник, так?

— Так, — без энтузиазма ответила я.

— Раз это праздник, значить одежда должна отличаться от повседневной. Ты со мной согласна? — опять спросила мама.

— Согласна, — вздохнула я.

— Нежа, почему ты все время вздыхаешь?

— Мама, вот почему у тебя все так легко получается с этой одеждой? А для меня это проблема, — высказала я то, что накипело за время бесполезного перекладывания вещей с места на место.

— Это своего рода искусство, всегда хорошо и достойно выглядеть, но ты не волнуйся, азы мы с тобой сейчас разберем, а дальше интуиция подскажет.

— А вдруг у меня нет интуиции? — решила слегка поспорить я.

— Есть. У тебя она точно есть, тебе только осталось научиться, к ней прислушиваться.

— Всего то, — съехидничала я.

— Ага, — мама нарочно не заметила мое ехидство. — Так, первое правило, включаем мозг.

— Зачем? — не сильно, но все-таки удивилась я. У мамы все, так или иначе, начиналось с работы мозга.

— Чтобы не выглядеть глупо, — ответила мама, как отрезала. — Итак, первое мы выяснили. Помнишь, первое отвечает на вопрос, куда идем — на праздник. Одежда праздничная. Второй вопрос — где все это будет происходить? — мама замолчала и выжидательно посмотрела на меня.

— В коттедже, — ответила я.

— Ну, что ж, — сказала мама задумчиво, — это упрощает дело. Малыш, а в чем ты чувствуешь себя наиболее удобно и неформально? — спросила мама и тут же добавила, — пижаму, тапочки и другие не принятые в обществе вещи мы сразу исключаем.

Эта фраза подбила мою фантазию под дых, я уже собиралась рассказать о своих любимых розовых тапочках с кошачьими ушками и глазками, а так же затасканном домашнем костюме с огромным слоником на животе и кучей таких же маленьких на штанах. Этот костюм не раз был предметом горячих споров. Мама настаивала на его замене, а как-то даже хотела выбросить, мотивируя свой поступок тем, что: «Избавившись от старья, ты освободишь место новому», но ни тут то было. Я, во всех остальных отношениях человек не конфликтный, решительно отстаивала свои интересы: первый, из которых, право выбора, а второй — нерушимое право частной собственности.

Послушав моим вопли, мама сказала, что быть мне в будущем юристом, и носить мне своих слоников до самой пенсии. На чем и разошлись.

Теперь вспоминая наш горячий спор, я улыбнулась и сказала: «Ладно, мама, как скажешь. Если без пижамы и тапочек, то так тому и быть. Подберем, что ни будь менее экстравагантное, но заметь, и менее комфортное».
Мама рассмеялась в ответ на мои шуточные стенания.

Я перемерила несколько нарядов. и остановившись на слегка блестящих голубых брючках, а ля джинсы и шелковой тунике светло розового цвета. Наряд дополняли тоненькие сапожки цвета фуксии, на невысоком, но устойчивом каблучке.

— Это то, что надо, — радовалась я, — и удобно и комфортно.

— Тебе очень идет, — улыбнулась мама и обняла меня за плечи, — ты у меня такая красавица.

После того как был решен важнейший вопрос всех женщин мира: что надеть, вопрос идти или нет, отпал сам собой.

«Иду, значит иду. Что тут поделаешь, когда все вокруг так настаивают. Если мне не понравится, в чем я лично не сомневалась, позвоню домой. Пускай забирают, раз обещали», — вот такие светлые мысли посещали мою голову накануне торжества.
Возвращаясь из салона красоты, мы зашли в магазин сладостей и выпечки. Разнообразие радовало глаз, но «Киевских» тортов не наблюдалось.

— А что вы можете порекомендовать вместо «Киевского» тортика, нам с безе и орехами, — спросила мама у продавщицы.

— Вот, могу предложить «Графские развалины», не совсем то, конечно, но безе и орехи присутствуют, или «Троянда», самый ближайший аналог «Киевского», но в рецептуре есть некоторые отличия.

Мы внимательно изучили возможные варианты и единодушно сошлись во мнении, что «Троянда» лучше. Очень милый круглый тортик, кроме шикарной надписи «Троянда», украшали три розы: желтая, розовая и почти белая.

— Прекрасный выбор, — сказала продавщица, перевязывая коричневую с бежевым рисунком коробку, широкой лентой, — приятного аппетита и счастливого Нового Года.

— Спасибо. И вам счастливых праздников, — ответила мама.

Я взяла коробку с тортом за завязанную ленточку.

— Мама, как думаешь, это правильный выбор. На торте розочки, — засомневалась я.

— Это правильный выбор, — повторила мои слова мама, — что за привычка во всем и всегда сомневаться?! Сама подумай и торт, как хотел именинник и букет цветов. Как в рекламе говориться: «Два в одном».

Я улыбнулась и потерлась носом о ее щеку. «Она у нас умница, красавица, уверенная в себе оптимистка. И нас этому учит. «Можно сомневаться пока не сделал, говорит мама, — а если сделал, то, зачем сомневаться?! Пожинай последствия».

— Ты права. Все-таки дарить развалины на День Рождения, пусть даже и графские, совсем как-то не комильфо будет, — ответила я, вдыхая родной и близкий запах мамы с едва уловимым ароматом новых духов.

— У тебя новые духи? — спросила я, немного отстраняясь и заглядывая в глаза.

— Да. Сделала себе подарок к празднику. Нравится?

— Очень. Дашь попользоваться на Новый Год?

— Обязательно, — ответила мама и чмокнула меня в нос. — Идем, дорогая, у нас впереди самый лучший день в году.

— Еще и вечер, — подхватила я.

— Еще и ночь, — не осталась в долгу мама.

Мы еще немного погуляли по предновогоднему городу и отправились домой. Запланированные на этот день маленькие и большие радости не могли больше ждать.

Вот так в атмосфере ожидания праздника и пролетел последний день декабря. Мне вызвали такси и, посадив в него, велели обязательно звонить, не скучать и хорошо провести время. Дверца машины захлопнулась, машина мягко тронулась, унося меня в новогоднюю ночь и оставляя у дома моих родителей. Стало немного грустно.

— Почему загрустила, Красавица? — спросил водитель, ловя мой взгляд в зеркало заднего вида.

Врать ему не хотелось, говорить банальности тоже.

— Грустно, потому, что это первый Новый Год, который я встречаю отдельно от своей семьи.

— Это родителя тебя провожали? Красивая пара, — сказал дядечка водитель, — не грусти. Вот увидишь, все будет хорошо. Хочешь, могу поискать что-то новогоднее по радио.

Я улыбнулась в ответ и не стала ничего говорить. А что говорить?! На что жаловаться?! Раз сама согласилась, теперь не жалуйся. Я смотрела за окно и ничего не видела, только огоньки от гирлянд и неоновый свет рекламы. Тонированные стекла и достаточно большая скорость не позволяли рассмотреть что-то еще.

— Не нравится мне твое настроение, — через некоторое время сказал водитель. Он пощелкал каналы магнитолы и, услышав мелодию остановился.

— Не знаю как тебе, а мне новогодняя песня АВВА, всегда нравилась. Давай послушаем. Я сделаю немного громче.

Из динамиков лилась знакомая мелодия, и приятный голос пел о счастливом Нового Годе. Я ехала и ни о чем не думала, просто расслабилась под звуки знакомой и такой уютной музыки. «А может, я зря грущу. И все что не делается, все к лучшему», — думала я, и как подтверждение моих мыслей сразу после АВВА, зазвучала веселая песня Верки Сердючки «Хорошо».

— Видишь, девонька, даже по радио передают, что все будет хорошо. Так что не грусти, мы почти приехали.

Машина свернула к ярко сверкающему коттеджу. Оставалось несколько метров до ворот. Я набрала номер мамы, потом папы, но они не брали трубку, видимо не слышали, готовясь встречать Новый Год. «Интересно, куда они в этом году пойдут, и каким будет их праздник», — думала я, набирая текст сообщения о том, что добралась без приключений. Кто бы знал, как я в этот момент ошибалась!

— Спасибо Вам большое, — сказала я добродушному водителю, — и с наступающим праздником!

— И тебя с наступающим, дочка! Счастливо повеселиться! — сказал водитель, развернул машину, посигналил мне напоследок и уехал.

Я осталась одна, на заснеженной улице, в трех шагах от празднично украшенного дома, с тортом в руках и сомнениях в душе.
«А, была, не была. Чего приехала, если сомневаешься, — мысленно одернула я себя, — соберись тряпка, возьми себя в руки. Где твоя улыбка? — продолжала я себя чихвостить. — Ты ж не на поминки приехала, а на праздник. Так вот, будь добра соответствовать»! На этой ударной ноте я бодро пошла к дому. До Нового Года оставалось совсем ничего и если я продолжу само копания, то есть большая вероятность встретить его в компании тортика, на улице.

В дом вела широкая лестница, в неверном свете фонарей, очень напоминающая мрамор. «Не думаю, что это действительно мраморная лестница, но идти следует очень осторожно, — рассуждала я про себя, аккуратно поднимаясь со ступеньки на ступеньку. — Может быть скользко. Мрамор, вообще, очень скользкий. А тут снег, — у меня начался мысленный понос, — везде снег. Лестница хоть и почищенная, но может быть скользкой, а я на каблуках. Вдруг поскользнусь и упаду. Нос разобью, или еще лучше, ударюсь головой и потеряю сознание».

Я не успела остановить этот мысленный поток, как нога соскользнула со ступеньки и я, не удержавшись, полетела вниз. Только тортик перед глазами и засверкал.

«Докаркалась, в смысле додумалась», — была последняя связная мысль, и я погрузилась в темноту.

>

Что вы думаете по этому поводу? Напишите, пожалуйста!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.