Бал у Князя, или Невероятные приключения Нежданы Приваловой

Я кивнула девушке и та исчезла в толпе. Странное ощущение себя, среди толпы. Вот вроде людей много, а ты сама по себе. Странное и немного не комфортное, но заводить знакомства я не спешила.
Аккуратно обходя общающиеся группки людей, я искала глазами знакомые лица, пока не наткнулась на чей-то пристальный взгляд. Парень, который так странно на меня смотрел, был мне не знаком. Я слегка тряхнула головой, стараясь отогнать прилепившийся ко мне взгляд, и постаралась затеряться в толпе. Взгляд незнакомца прожигал мне спину. Страха не было. Просто было неприятно от такого пристального внимания.
В гостиную вошел сам виновник вечеринки под руку с миловидной девушкой.
— Дорогие гости, — сказал парень хорошо поставленным голосом, — все в сборе, так что вечеринку объявляю открытой!
Все зааплодировали, кто начал свистеть, а кто топать ногами.
— Сейчас мои помощники ознакомят вас с программой вечера, — говорил парень, мягко обнимая девушку за талию.
— Привет, — услышала я у самого уха хрипловатый шепот. Из-за этого «привета» я совершенно не поняла, что там дальше с помощниками.
Я развернулась и буквально врезалась в обладателя пристального взгляда. Парень был высоким, широкоплечим блондином, с невероятными синими, как васильки глазами и с дьявольски искушающей улыбкой. Обычно таких парней сопровождает шлейф разбитых женских сердец. Подумав об этом, я непроизвольно нахмурилась, а парень удивленно поднял одну бровь.
— Пойдем, — сказал незнакомец, беря меня за руку, — здесь слишком шумно.
— Куда? — поинтересовалась я, аккуратно стараясь высвободить свое запястье из чужого захвата. Захват был безболезненным, но очень крепким. Высвободить свою руку у меня не получилось. Я точно знала, что никогда раньше с этим парнем не встречалась, а соответственно, знакома не была.
— Туда, — ответил парень, улыбаясь как чеширский кот.
— Я не хочу туда идти, — попыталась остановить, разрезающего людское море, как ледокол «Арктика», незнакомца.
— Да, ну? — удивился он, не останавливаясь ни на мгновение, — с чего бы это тебе не хотеть?
Я остановилась, и парень вынужден был тоже остановиться. Он развернулся ко мне лицом и, улыбаясь одними глазами, спросил: «Ты что меня боишься?»
— Не так что бы боюсь, — ответила я, продолжая высвобождать свою руку из крепкого захвата, — скорее опасаюсь. Ты вообще кто? И что тебе от меня надо? — спросила я.
— Зря, — ухмыльнувшись, ответил мне незнакомец, — вот кому, кому, а тебе даже опасаться нечего, — ответил парень, совершенно проигнорировав мои вопросы.
Я невольно пожала плечами. Опасность от моего незнакомца не ощущалась, а любопытство, которое, как всем известно, сгубило не одну кошку, подняло голову.
«Ладно, — подумала я, пойду, раз меня так настойчиво приглашают». По поводу приглашают, это я загнула. Когда приглашают, то обычно ведут себя несколько иначе, но вероятно, этот индивид, к другому поведению просто не привык. Не надо быть провидицей, что бы догадаться о его мега популярности в женском обществе. Думаю, что такому как он стоит только бровью повести, как девушки сами к его ногам падают. Размышляя так я, как бы со стороны, обратила внимание на то, что парень продолжал буксировать меня в известном одному ему направлении. Я ловила на себе чужие взгляды, мужские заинтересованные, женские, по большей степени ревниво-пренебрежительные. Одна из девушек так была недовольна нашим тандемом, что буквально бросилась ко мне под ноги с криками и визгами, о том, что я неповоротливая корова, испортившая ей новогодний наряд.
От такой неожиданной наглости я оторопела и стала как вкопанная, а мой незнакомец остановился и недовольный неожиданной задержкой, обернулся.
Девушка, уловив внимание к своей персоне парня, вся преобразилась.
— Я, Марина, — взмахнув накладными ресницами, буквально пропела она.
В ответ «атомный ледокол» только пожал плечами, выражая крайнюю степень безразличия. Мой ступор его совершенно не радовал и он неуловимым движением привлек меня к себе, приобнимая за плечи.
— Я смотрю за тобой глаз да глаз нужен, — подмигнув мне, сказал парень, — идем быстрей, еще совсем немного осталось. А то я смотрю внимание, ты привлекаешь не только женщин.
Я покрутила головой, но не заметив ни одного знакомого, чье внимание я действительно могла привлечь, продолжила пробираться сквозь толпу, под защитой своего неожиданного защитника.
— По-моему это ты тут всеобщее внимание привлекаешь, — решила сообщить я очевидное.
— Это совершенно нормально, — склонившись ко мне, интимным шепотом, сказал мне парень. Можно сказать, что работа у меня такая, привлекать внимание.
— Ты работаешь в шоу бизнесе? — предположила я, — ты стриптизер?
Парень округлил глаза и, усмехаясь, покачал головой. «Ну, у тебя и предположения», — читалось на его лице.
— Не совсем, в шоу, — но бизнес у меня тесно связан с людским вниманием.
— И, что? — поинтересовалась я.
Мы почти протиснулись к интересующей нас двери. Однако, неожиданная преграда в виде очередной алчущей внимания девицы, буквально выросла на пути.
— Ты далеко собрался, — мурлынула девушка и призывно выгнула спину.
Ее откровенные заигрывания вызвали во мне странное чувство неловкость, как будто это не она, а я себя так беззастенчиво предлагаю.
— Я занят, неужели не видно? — раздраженно спросил парень.
— Кем? — удивилась выгибающаяся девица, — этой? — и она удивленно подняла свои красивые бровки, — оставь ее, — капризно потребовала девушка. Я лучше.
— Подожди меня, детка, — сказал ей парень, улыбаясь так, что даже у меня перехватило дыхание, — я отведу сестренку и вернусь.
— Так это твоя сестра, — протянула девушка и, сменив в своих глазах призрение на интерес, стала нагло меня разглядывать. Но вы совершенно не похожи, — выдала она очевидное.
— Мы не родные по крови, — сказал парень, но обижать ее я очень не советую, — последние слова были сказаны таким ледяным тоном, что у меня по спине стройными колонами прошелся табун офигевших от страха мурашек.
Девушка капризно надула губки и картинно уставилась на парня. Не дождавшись никакой реакции, она отошла от двери и, вздохнув сказала: «Ну, ты же там недолго. Я тебя жду».
— Момент, детка, — ухмыльнулся парень, — один момент и я весь твой. Ты даже не успеешь соскучиться.
Она недоверчиво посмотрела на парня, которого совершенно не хотела никуда отпускать, тем более с какой-то непонятной сестрой, но здравый смысл все, же победил и она, не переставая призывно улыбаться, плавно отошла с нашего пути.
В моей голове роились вопросы, как пчелы в улье. Я не выдержала и спросила первое, что пришло в голову.
— Это твоя подружка?
— Нет, — ответил мне парень, — если тебе так интересно, то я даже имени ее не знаю. И надеюсь, не узнаю, — добавил он.
«Странно, — подумала я, а вслух спросила, — и давно я стала тебе сестрой?»
Два метра сплошной красоты и соблазна, приостановились, посмотрели на меня долгим, не мигающим взглядом и совершенно серьезно ответили: «Недавно. Но это уже не важно. Факт, как говорится, на лицо. И это не шутки».
Мне в голову тут же пришла дурацкая мелодия, которую крутили последнее время по всем радиостанциям: «Это не шутки, мы встретились в маршрутке под номером один»
«Боже, — подумала я, — какая маршрутка».
— А вот Бог тут совершенно не причем, — ответил на мои мысли парень и, открыв двери в самую отдаленную от гостиной комнату, галантно пропустил меня внутрь.
— Все! — сообщил куда-то вглубь полутемной комнату мой провожатый, — Я свое дело сделал. Сестренку привел, — и уже мне, мягко оглаживая контур подбородка костяшкой большого пальца правой руки, — иди и ничего не бойся. Никогда ничего не бойся. Где бы, ты не была, ты всегда будешь в безопасности. Обещаю, — подмигнул и исчез за закрывшейся за ним дверью.
Мне показалось, что последнее слово он произнес почти торжественно. Но момент совершенно не располагал к торжественности, и я плохо понимая происходящее, решила все-таки пройти в комнату, а не стоять истуканом у двери.

— Эй! — позвала я, есть тут кто-нибудь?
В комнате ярко вспыхнул свет, и я инстинктивно зажмурилась. Когда глаза привыкли к яркому свету, то я увидела сидящего в кресле парня. Он был темноволос и так же широкоплеч, что умело, подчеркивалось шикарной шелковой рубашкой с нескромно расстегнутым воротником. Сидящий напротив меня парень, смотрел на меня черными, как ночь глазами и мне показалось, что я его откуда-то знаю.
— Узнала? — спросил парень, — и его бархатный голос буквально окутал меня мягким теплом, как шалью.
Я всмотрелась в лицо знакомого незнакомца и не поверила сама себе.
— Ты? — удивилась я, — Но как?
— Я, — мягко улыбаясь, ответил парень, — В эту новогоднюю ночь, ты освободила меня, вновь подарив свободу и крылья. Я хочу провести эту ночь с тобой. Ты не против?
Я только и смогла, что пожать плечами. То, что я видела, было просто невероятно. Демон, который столько времени был опальным, снова обрел свободу. И все это благодаря мне.
«Этого не может быть, потому, что этого не может быть никогда, — подумала я, — не могла же я, в самом деле, побывать на балу у Князя Дракулы?!»
— Могла, — ответил мне демон, — и побывала. А еще умудрилась освободить демона Страсти и вернуть ангелу Чистой Любви крылья.
— Так ты и есть тот самый демон с поломанными крыльями? — недоверчиво поинтересовалась я.
— Да, — просто ответил мне парень, — не узнала?
Я покачала головой.
— Ты тогда все время задирал голову наверх и лица твоего я не рассмотрела, да и не до того мне было, если честно.
— А что рассмотрела? — лукаво поинтересовался демон.
Я смутилась и, кажется, даже покраснела, на что демонюка заливисто рассмеялся.
— Ты такая забавная, — отсмеявшись, сообщил мне этот бессовестный демон.
— Какая есть, — обижено буркнула я.
— Ну, не злись, — примирительно попросил демон, — я не хотел тебя задеть.
Я решила завершить этот странный и неловкий для меня разговор и перейти на другую тему.
— А что Серафима, — спросила я, — тоже здесь?
— Да, — ответил демон, — здесь. И очень желает облагодетельствовать тебя первой чистой любовью.
— А может не надо? — не скрывая собственного страха, поинтересовалась я, — может ну его это благодетельство.
— Это как сама захочешь, — ответил мне демон, — мы вмешиваться, не имеем права, но и тебя принуждать никто не может.
— Это хорошо, — выдохнула я.
Парень, который демон, медленно встал с кресла, и плавно перетекая в пространстве, направился ко мне.
— Ты чего? — удивилась я.
Он остановился и склонился ко мне упираясь своим лбом в мой. Его волосы черным шелковым занавесом свисали вокруг наших лиц, отрезая нас от окружающих. Глаза в глаза, делая один вдох на двоих, мы стояли и молчали, боясь разрушить очарование момента.
— Идем, — позвал меня демон слегка охрипшим голосом.
— Куда? — разорвала я зрительный контакт, хлопнув несколько раз ресницами.
— К гостям, — ответил он, возвращаясь к своему уже привычному голосу, — скоро полночь, время загадывать желания.
— Что-то у меня желания кончились, — прошептала я.
— Думаю, мы что-нибудь придумаем, — так же шепотом ответил мне демон, — Идем, Фима ждет.
Я улыбнулась, услышав сокращенное имя Серафимы и, вложив свою ладошку в его большую, раскрытую ладонь, вышла из комнаты.
На пороге нас ожидал взлохмаченный блондин со следами помады на шеи и воротнике рубашки. Я улыбнулась взъерошенному, как воробей парню, и подмигнула.
Блондин расплылся в улыбке и пристроившись с другой стороны, подхватил меня под руку. Так идти было не удобно, особенно учитывая, что пробираться приходилось сквозь отдыхающую толпу уже слегка подпитой молодежи. Но, странным образом, нас все огибали, не создавая значительных неудобств при движении.
— Колдуешь? — тихо спросила я у блондина, головой показывая на расступающихся перед нами людей.
— Я? — притворно удивился блондин, — да никогда в жизни. Это они тебя так сильно бояться, что предпочитают не связываться.
Я совершенно по-детски показала блондину язык, и переключилась на брюнета.
— Эй, — дернула я за руку своего демона, — у меня к тебе пару вопросов.
— Давай, — не останавливаясь, кивнул мне демон, — я слушаю.
Как ни странно, блондинчик, сразу же пристроился позади нас, давая понять, что этот разговор можно считать конфиденциальным.
— Первое, — сказала я, — как мне к тебе обращаться? Не могу же я звать тебя — Эй! Или демон?! Или могу?
— Ты можешь звать меня как хочешь, — совершенно серьезно ответил мне брюнет, — я услышу и пойму, что это ты меня зовешь, где бы, ты не была. Но, для твоего, же комфорта, ты можешь сама выбрать мне имя.
— Ты что безымянный? — удивилась я.
— Мое имя Страсть, — сказал демон, — но тебе оно вряд ли понравиться.
— Это точно, — согласилась я, представив себя посередине улицы, орущей во все горло: «Страсть, ты где? Иди сюда быстро! Ты, мне нужен!»
Комичность ситуации вызвала у меня непроизвольную улыбку. Я подняла голову и посмотрела в глаза своего демона. Он тоже улыбался. Вероятно, тайной для него, так же как и для блондина, мои мысли не были.
— Выбери мне имя, на свой вкус, — предложил демон. Это имя будет только для тебя.
— Нет, — не согласилась я, — давай выберем тебе такое имя, которое можно использовать в повседневной жизни не привлекая внимания.
Демон непонимающе приподнял точеную бровь.
— Вот смотри, — решилась я развить свою мысль, — например, назову я тебя Пафнутий.
— Как? — влез в разговор блондин.
— Не какай, — не сговариваясь хором, ответили мы с демоном.
— Какие вы грубые, — нахохлился блондинчик, но уши греть не перестал.
— И кстати, кто это, — я кивнула на шагающего, позади, меня белокурого красавца, — и почему он завет меня сестричка?
— Давай закончим с именем, — предложил мой демон, — а потом вернемся к «сестричке». Хорошо?
Я вздохнув, молча согласилась.
— Так в чем проблема с Пафнутием?
— Проблема в том, что так сейчас никого не называют, и соответственно не зовут, — просвещала я внимательно следившего за моим рассказом демона, — и еще одно, если я тебя позову, то кто-то может услышать, и наверняка услышит, и решит обратиться к тебе так же. Тебе надо, что бы в миру ты был Пафнутием?
— Мне все равно, — сказал демон, — главное, что бы тебе нравилось.
Я задумалась. Соблазн назвать его как-то оригинально был велик, но это, же был мой демон. Его имя должно быть такое же красивое, как и он сам, отражая саму суть. А Пафнутий суть не отражал, и я решительно отказалась от такого соблазна.
— А она у нас крепкий орешек, — ухмыляясь, заявил блондин, — так просто нахрапом ее не взять.
— А ты пытался? — поинтересовался пока еще безымянный демонюка.
— Естественно, — сообщила эта наглая морда, и не раз.
— А она? — продолжил свой допрос демон.
— А она никак, — грустно сообщил блондин.
— Так, прекращайте говорить обо мне в третьем лице, — вклинилась я в разговор — а ты, — ткнула я пальчиком в железные мускулы на груд брюнета, — будешь Димоном.
— Хорошо, — согласился демон, — Димон, так Димон. Только объясни свой выбор.
— Все просто, — сообщила я, — ты демон. Демонических имен я не знаю, да и не к месту они здесь. Вот я решила, что самый ближайший вариант к демону будет Димон. Так иногда в компаниях обращаются к Дмитриям.
Демон подумал и, улыбнувшись, сказал: «Хорошо. Но тогда ты будешь произносить это не как Димон, а как Демон. А для всех остальных я просто буду Дмитрием.
— Нет, просто Димка, — поправила я, — и произносить твое новое имя буду с ударением на втором слоге, на слух сразу и не определишь, — улыбаясь от такой грандиозной махинации, сообщила я, — кого зову Димона или Демона.
А сама подумала: «Вот уж имечко, так имечко — точно суть раскрывает, точнее просто не придумать».
— Это уже как тебе будет угодно, — милостиво согласился Демон.

— Теперь вернемся к блондину, — решила я поставить, как говорится, вопрос ребром.
Блондин расплылся в чеширской улыбке наглого кота, а Демон, вздохнув, сказал: «Знакомься, это мой брат — Соблазн».
— К Вашим услугам, Леди, — согнулся блондин в учтивом поклоне.
— В смысле, тоже демон? — на всякий случай уточнила я.
— Само собой, — растекаясь сахарной патокой, подтвердил блондин.
— Дем, — позвала я своего демона, — а блондинчику тоже надо дать имя?
— Зачем? — удивился Демон, — ему и так хорошо.
— Не хорошо, не хорошо, — заканючил блондинистый братец, — пусть и у меня будет имя от нежданной сестрички.
Я посмотрела на Демона, он пожал плечами, предоставляя решение по этому вопросу принять самостоятельно.
— А что это даст? — спросила я.
— Кому? — уточнил блондин.
— Мне, тебе и всем остальным, — расставила акценты в своем вопросе я.
— Нет, — обижено, как маленький ребенок, надул пухлые губки Соблазн, — я так не играю. Она сильно умная для семнадцатилетней девушки.
— Это, смотря под каким углом смотреть, — ответил ему Демон, — если учесть, что теперь она моя, — демон замялся, подбирая правильное слово, и не определившись, так и оставил предложение не досказанным.
— В каком смысле я твоя? — поинтересовалась я.
— В каком сама захочешь, — ответил мне Демон, — ты сама прилюдно заявила, что по праву крови этот демон, то есть я, твой. Вот и определяйся.
— Это я такое говорила? — не поверила я.
— Ага, — ухмыляясь, подтвердил блондинистый брательник, — говорила, и кровью своей Князю весь паркет закапала. А Князь, между прочим, вампир. Думаешь, ему очень приятно на собственном балу слюной захлебнуться.
— Я не нарочно, — попыталась оправдаться я, — так получилось.
— Не парься, — сообщил мне блондин, — дело то житейское.
— И что теперь? — только и смогла спросить я.
— Ничего, — ответил мне Демон, и взял за руку, — времени определиться у тебя более чем достаточно. Целая жизнь впереди.
— А этот, — кивком головы я показала на блондина, — тогда, зачем имя выпрашивает?
— А это у него от зависти, — сообщил мне мой Демон, — у нас с ним с детства конкуренция. Если у одного что-то появляется, то другому тоже срочно нужно.
— И все? — не поверила я, — больше никакого подтекста?
— Никакого, — подтвердил улыбающийся блондин. — Знаешь, сколько у меня имен?! И не сосчитать! Каждая новая девушка, а они у меня всегда новые, старых соблазнять нет резона, так вот, каждая новая пассия считает своим долгом одарить меня каким-то «милым» имечком. Кем я только не был?!
Я прервал экскурс в интимное прошлое блондина и повернувшись к своему демону спросила: «А веревки, которыми тебя связывали, ему тоже были нужны?»
— И веревки, и чувство стыда, и унижение, и членовредительство не реже чем два раза в год, — подтвердил Демон, — вот только от крыльев не отказываться я его ели-ели уговорил. Так он меня хоть иногда мог на себе переместить, особенно, после праздников, — выныривая из нерадостных воспоминаний, поведал мне демон.
— А прорывать пространство тяжело? — спросила я.
— Очень, — ответил Демон, — тяжело и больно. Сил уходит много, а времени на восстановление практически всегда нет.
— А давай ему тоже имя дадим, — предложила я, — раз у вас все должно быть одинаковое. Удивительно, что вы не близнецы. У тех все и всегда должно быть одинаковое.
— Как это не близнецы? — удивился блондин, — Мы самые настоящие близнецы, только я родился чуть-чуть раньше!
Я скептически посмотрела на совершенно разных парней и уверенно сказала: «Вы совершенно не похожи на близнецов».
Тогда блондин моргнул брату и передо мной появились два совершенно одинаковых шатена.
— Офигеть! — выдала я, — Теперь похожи, мать родная не отличит.
Затем шатены превратились в двух истерически рыжих парней, похожих друг на друга, как две капли воды, а затем оба стали знакомым мне брюнетом, только в количестве двух штук.
— Хватит, — попросила я, — все, верю, что вы близнецы. Блондин возвращайся в свой светлый образ.
— А мне и так не плохо, — сказал в моей голове кто-то из этих двоих. Отгадай кто где.
— Вы такие одинаковые, — растерялась я.
— Ну, не одинаковые, — влез со своими пятью копейками блондин, который был сейчас брюнетом, и вещал мне непосредственно в мозг, — а очень похожие. Найдешь, кто из нас кто и можешь загадать любое желание.
— Я итак могу загадать любое желание, — сообщила я, вслух глядя попеременно, то на одного брюнета, то на другого. Новый Год сегодня! Забыл, зачем собрались?
— А ты все равно найди, — парил мне мозги блондин, — найдешь, поцелую.
— Убью! — пророкотало очень грозное предупреждение.
Кто из них рычал я понять не успела, но то что теперь они оба испепеляли друг друга взглядами, было совершенно очевидно.
— Ладно, — согласилась я, — я попробую вас отсортировать, но никаких поцелуев.
Оба, одновременно вопросительно выгнули бровь.
— Без моего согласия, — решила я оставить всем нам иллюзорный шанс, непонятно правда на что. Но сейчас, это было совершенно не важно.
Я обошла сперва брюнета находившегося слева от меня, потом того, который находился справа. На мой неискушенный взгляд они были одинаково совершенны. Тогда я закрыла глаза и прислушалась к себе. Слева шел мощнейший призыв, такой как будто, кто-то тонет и зовет на помощь, а справа… Справа я сначала ничего не почувствовала, и лишь прислушавшись к себе поняла, что оттуда идет едва уловимое тепло. Я подошла вплотную к левому демону и чуть не оглохла от нахлынувших на меня эмоций. Здесь были и просьба, и обещание, и обида, и чего там только не было. подойдя к правому демону я буквально почувствовала что меня окутывает тепло.
— Вот мой демон, — сказала я и открыла глаза.
— А я? А как же я? — капризно захныкал, вернувшийся к своему первоначальному виду, блондин.
— А тебе в качестве утешительного приза подарим имя, — предложила я, опираясь спиной на личного роскошного брюнета, — у тебя самого пожелания по поводу имени есть? — на всякий случай уточнила я.
— Нет, — мгновенно перестав капризничать, ответил блондин, — от тебя, я приму любое.
Я смотрела в его синие глаза и не могла ничего придумать. «Думай, голова, думай, — понукала я сама себя, — не может быть, что б ни одно имя ему не подходило». В голову лезла разнообразная скандинавская белиберда. А потом пришла гениальная, на мой взгляд, идея и я воскликнула: «Есть. Есть имя. Ты будешь — Бонд».
У обоих демонов брови одновременно взлетели вверх.
— Это тот, который Джеймс? — уточнил Демон.
— В смысле, секретный агент 007, — поинтересовался блондин.
— Это, в смысле самое простое производное от слова Блонд. Нравится? — уточнила я.
— А ничего так, — пробуя новое имя на вкус, — улыбаясь, сообщил мне блондин, — вызывающе. То, что надо, — успокоил он, растерявшуюся меня.
— Надо было вас конечно Лелик и Болик назвать, — мстительно заметила я, — но кто ж знал, что имен понадобиться не одно, а два.
Демоны улыбнулись мне как ребенку, мягко и снисходительно.
— Идемте в гостиную, скоро полночь, — поторопил нас новоявленный Бонд.
— Да, — согласился Демон, — надо поспешить, а то Неждана может пропустить очень важную встречу.
— Это еще с кем? — поинтересовалась я.
— Сейчас увидишь, — наклонившись к самому уху, прошептал мне Демон, а Бонд подмигнул, хитро усмехнувшись.
Мы вошли в огромную гостиную, где все танцевали и веселились. Музыка неслась из динамиков, заглушая все вокруг. Люди хаотично двигались, пытаясь попасть в сумасшедший, рваный ритм. Ди-джей, пританцовывая заводил танцующих все больше и больше. Мелодии сменялись одна за другой. Одним словом калейдоскоп. Я поморщилась, и это не ускользнуло от внимания Демона.
— Не любишь громкую музыку? — поинтересовался он.
— Не так, чтобы не люблю, — замялась я.
Демон приостановился, и вопросительно выгнув идеальную бровь, ожидая более полного ответа.

— Ты не думай, — начала я оправдательную речь, — мы с Васькой часто тусим с ее друзьями. Она меня всегда с собой берет, если у кого-то движ намечается. Там и танцы, естественно, и музыка громкая. Все как полагается.
— Но ты больше любишь с родителями оставаться? — заглядывая мне в глаза, предположил Демон.
— Если честно, то да, — ответила я, — мне с ними комфортней. Вот и сюда я ехать не хотела. Даже расстроилась немного.
— Я знаю, что подарю тебе на Новый Год, — улыбаясь, как объевшийся сметаны кот, сказал мне Демон.
— И что это будет? — полюбопытствовала я.
— Это будет искорка страсти в твоей жизни, — радостно сообщили мне.
Вероятно, все мысли, которые я не успевала даже осмыслить, вихрем пронеслись по моему лицу. Демон, внимательно за мной наблюдавший, приобнял меня за плечи и шепнул в самое ушко: «Ничего не бойся. Страсти будет всего капля. Это сделает твою жизнь ярче и интересней».
— Ой, ли?! — вздохнув, выдохнула я.
— И не сомневайся, — уверенно сказал мне Демон. — Вот смотри, — продолжил он свою речь, аккуратно продвигая меня в одному ему известном направлении, — твой брат и сестра, твои родители, все они если чем-то увлекаться, то буквально живут, горят этим. Это и называется капля страсти. Она бодрит, разукрашивает твои будни яркими красками, прогоняет серость и уныние. Ты, Неждана, прекрасная девушка, — сказал мне мой персональный демон, — но слишком уж ты рафинированная как будто ты не двадцать первого века, а восемнадцатого. Жизнь прожить — это не кино из зрительного зала посмотреть
— Это плохо? — серьезно спросила я.
— Нет, — ответил мой демон, — но можно и нужно попробовать по-другому.
Я не знала, что на это возразить, и не знала, нужны ли мои возражения.
Бонд, неотступно следовавший за нами, постоянно отвлекался на прожигающих его взглядом девушек. Каждой он дарил улыбку и надежду, каждой казалось, что именно она по-настоящему привлекла его внимание.
— Ты флиртуешь? — спросила я у парня, когда он в тысячный раз послал многообещающий взгляд очередной красотке.
— Возможно, — туманно ответил он.
— А меня так научишь? — тут же спросила я.
— А тебе зачем? — в два голоса поинтересовались братья.
— За надом, — сказала я, но понимая, что таким ответом от них не отвязаться, решила посвятить их в свои планы.
— Демон обещал подарить мне каплю страсти, — сообщила я Бонду, у которого от этой новости брови уползли почти к кромке волос.
— Дааа? — заинтересованно протянул Бонд, — очень интересно! И что?
— А я как-то совершенно не умею флиртовать, ну и там, всякое такое, — смущаясь, пояснила я, — а если я стану страстной, то мне наверняка понадобятся навыки флирта.
Оба демона переваривали полученную от меня информацию со слегка приоткрытыми от удивления ртами. Бонд уже набрал в легкие воздуха, чтобы что-то мне сказать, как за спиной послышалось насмешливое: «Вот видишь, Миша, к чему все идет. Где появляется эта парочка. Обязательно жди неприятностей».
Я резко развернулась, чтобы увидеть говорившую такие возмутительные, на мой взгляд, вещи девушку, и нос к носу столкнулась с Серафимой.
Фима выглядела великолепно, длинное серебряное платье в пол, изысканная прическа, легкий, практически незаметный макияж. Она была чудо как хороша. Сопровождал девушку незнакомый мне парень невероятной красоты.
— Привет, поздоровалась я, — отлично выглядишь.
— И тебе привет, — ответила Серафима, — ты с ними?
Я кивнула, так как это была правда, и я целый вечер находилась в обществе братьев.
— Значить мы опоздали, — грустно сказала Фима.
— Куда? — поинтересовалась я.
— Не куда, а к кому, поправила меня девушка, — мы хотели первыми тебя найти и поздравить с Новым Годом, но теперь, я думаю, наши подарки будут неуместны. Кстати, познакомься, Михаил, — представила она мне парня.
— Миша — это Неждана. Она сняла наказание и освободила меня и демона Страсти.
— Значить старая вражда забыта? — улыбаясь, спросил Михаил.
— Думаю, что это невозможно, — ответила Серафима, — столько веков…
— Но попробовать стоит, — продолжал увещевать Миша.
— Я за перемирие, — решила без приглашения поучаствовать в разговоре.
— А ты и не враждовала, — сказала мне Фима, как по носу щелкнула.
— Демон, ты как? — тихо позвала я своего демона.
— Нормально, — ответил мне демон, — все будет, хорошо. Не переживай, — и уже обращаясь к Серафиме, — Ты с подарком определилась?
— Думаю да, — ответила девушка, и глаза ее лукаво сверкнули.
— Даже не думай, — нахмурился Демон, — ты же знаешь, демоны не умеют любить.
Девушка неопределенно пожала плечами.
— Если ты сделаешь ее несчастной, — завелся с пол оборота мой демон, — я…
— С чего бы это мне делать Неждану несчастной? — прервала демона ангел, — нет, мой подарок не может принести несчастье никому на земле, а вот…
— Серафима, — прервал девушку Михаил, — не надо, — мягко попросил он. — Каждый из вас может преподнести Неждане, такой подарок, какой посчитает нужным. И ты тут Соблазн, — обратился он к отирающемуся рядом Бонду, — вообще-то не при делах. Вот спасет тебя девушка, тогда и будешь ей подарки дарить.
— А просто так нельзя? — поинтересовался Бонд.
— Нарушишь закон равновесия, — ответил Михаил, — ты можешь одарить человека только в том случае, если он тебе что-то подарил, причем от чистого сердца, а не по принуждению.
— Так она мне имя подарила, — тут же нашелся блондин, — я теперь для всех Бонд.
Серафима картинно закатила глаза, а Михаил удивленно посмотрел на меня. Я кивнула, подтверждая правдивость слов блондинистого братца.
— И что же ты собираешься ей подарить? — поинтересовалась Фима.
— Это наше с ней личное дело, — ушел в отказ Бонд, — никого кроме меня и Нежы не касается.
— Как ты ее назвал? — взвилась Серафима, — Миша ты слышал? — обратилась она к своему парню.
— Конечно, слышал, — совершенно спокойно ответил девушке Михаил, — я так понимаю, это уменьшительно-ласкательная форма имени Неждана? — поинтересовался он.
Я снова кивнула, в знак согласия.
— Не вижу здесь ничего предосудительно, — вынес свой вердикт Михаил.
— А я вижу, — зашипела Серафима.
Но мне уже порядком надоели эти беспочвенные препирательства, хотелось праздника и подарков. Поэтому я, бесцеремонно перебив Фиму, обратилась непосредственно к Михаилу.
— Скажите Михаил, а Вы тоже ангел? — спросила я.
— Архангел, — лучезарно улыбаясь, ответил мне парень.
— А у Вас крылья есть? — продолжила я свои вопросы.
— Конечно, — ответил Михаил, — хочешь посмотреть?
Я кивнула и заворожено уставилась за спину Михаила. Там, у него за спиной, уже по настоящему, гордо реяли два огромных белоснежных крыла. Они были такие красивые. Нет. Не так. Они были такие великолепные, что от восхищения у меня навернулись слезы на глаза.
— Вот это да! — восхищенно выдохнула я.
Мы каким-то волшебным образом оказались на широкой террасе, находящейся на самой крыше дома.
Я с непередаваемым восторгом в глазах посмотрела на всех присутствующих, желая увидеть их реакцию, и сама себе не поверила. Никто не восхищался удивительными крыльями. Никто, кроме меня, разумеется.
— Вы, что ослепли? — удивилась я.
— Нет, — ответил мне Михаил, — они просто привыкли.
— А у тебя, — обратилась я к Серафиме, — крылья такие же?
— У меня поменьше будут, — ответила мне девушка. Я же просто ангел.
— А у вас? — обратилась я к братьям, — какие крылья у вас?
— У нас крылья совершенно обыкновенные, — сказал мне Демон.
— Обыкновенные это, какие? — уточнила я, — как у птиц, или как у бабочек, а может обыкновенные крылья — это крылья стрекозы.
— Обыкновенные крылья, — сказал мне помрачневший Бонд, — это крылья обыкновенные. Как у летучей мыши. Видела? Вот, точно такие же, только больше.
— Хочу посмотреть, — сказала я.
— Хорошо, — вздохнув, сказал Демон, — я покажу тебе крылья. Но потом, позже, хорошо?

Я не стала спорить.
— Время, — сказал Михаил, — пора дарить подарки. Год сменяет год.
— Я дарю тебе лучик чистой и светлой любви, — сказала Серафима, и протянула от своего сердца к моему тоненькую золотую ниточку. Теперь, она навсегда останется с тобой. Помни, дорогая, чтобы не случилось любовь всегда в твоем сердце. Она согреет и поможет и простит и вдохновит. Будь счастлива, бесстрашная девочка!
Я услышала, как часы на городской ратуше ударили первый раз.
— Я ничего не могу подарить тебе, девочка, чтобы не нарушить равновесия, но я обещаю присматривать за тобой, оберегая тебя от страстей и соблазнов. И если тебе понадобиться совет, просто прислушайся к себе. Твой внутренний голос, твоя интуиция никогда не обманут и не предадут тебя, — сказал Михаил.
— Спасибо, — прошептала я, — Вы так добры.
Часы на городской ратуше пробили еще несколько раз.
— Давай дари, — сказал Демон Бонду.
— Давай ты, я еще не определился, — ответил Бонд своему брату, — и не теряй время, его и так почти не осталось.
— Я подарю тебе, как и обещал каплю страсти, — сказа Демон, — и еще ты всегда можешь на меня рассчитывать. Теперь, появляться в вашем мире мне будет проще. Твоя душа, для меня, как маяк в тумане. Только позови меня, и я приду, где бы ни был я, и где бы ни ждала ты.
Часы пробили уже десть раз.
— А я, — торопясь успеть, быстро говорил Бонд, — я, я подарю тебе полет по ночному небу. Хочешь?
Я только успела кивнуть, как часы на ратуше пробили двенадцать раз. Новый Год наступил.
— Да будет так, — сказал Михаил.
Они, с Серафимой расправив свои белоснежные крылья, легко оторвались от крыши дома и взмыли вверх.
— Ну, ты и жук, братец, — взорвался Демон, — я сам прекрасно мог подарить Неждане полет по ночному небу.
— Мог, но не догадался, — веселился Бонд, — да ладно тебе, братец. Налетаетесь еще, правда, Нежа. Зато мой будет для сестренки первым, да еще и в Новогоднюю Ночь — дразня брата, хвастался блондин.
— Мне кажется, или кто-то обещал показать мне свои крылья? — спросила я, прерывая начинающий набирать обороты беспричинный спор.
Две пары черных крыльев разорвали ночное небо.
— Ух, ты, здорово! — восторженно выдохнула я, — Можно потрогать? — попросила я братьев.
Мне милостиво разрешили прикоснуться к крыльям, и я пропала. Крылья были такие бархатистые на ощупь, такие крепкие и упругие, что я, забыв о времени все гладила и трогала, рассматривала и изучала кожистые крылья братьев.
— Почему они стали другими? — спросила я, не переставая оглаживать черные крылья обоих демонов.
— Перистые крылья положены только ангелам, — ответил мне Демон.
— Ты раньше был ангелом? — спросила я, прижимаясь к своему демону.
— Мы раньше были ангелами, — грустно вздохнул Бонд, — правда, падшими, но все равно ангелами. В Академии нас пытались перевоспитать.
— Разве возможно из падшего ангела сделать не падшего? — изумилась я.
— Говорят, любовь способна творить чудеса, — ответил мне Демон, мягко обнимая за плечи, — а у нас вместо перевоспитания получилось наказание.
— Так вот почему к тебе так строго отнеслись, — догадалась я, — ты им всю систему развалил. Не иначе как пара-тройка докторских диссертаций полетела чертям под хвост.
Демон уткнулся мне в макушку, и я отчетливо почувствовала, что он улыбается.
— Неждана, — позвал меня Бонд, — ты готова получить свой Новогодний Подарок и подняться со мной к звездам?
— Да, — как завороженная кивнула я.
— Тогда полетели, — легко подхватив меня на руки, сказал Бонд, — а ты не скучай тут без нас, братец. Мы вернемся, но не обещаю, что скоро.
— Вот еще, — ответил Демон, — я лечу с вами. Мало ли, что в небе может приключиться, а у тебя руки заняты. Я буду защищать, и оберегать Неждану.
— Я надежный защитник, — оскорбился Бонд.
— Конечно надежный, — не стал спорить Демон, — но если я буду рядом, будет надежней.

Никто не увидел, как в ночное небо поднялись два силуэта, постепенно превращаясь в невидимые точки. Два брата демона осторожно, как величайшую ценность, несли по очереди хрупкую девушку, показывая ей мир с высоты птичьего полета. А девушка, прижимаясь к могучей груди, точно знала, что все будет хорошо, и никто не нарушит равновесия.

>

Что вы думаете по этому поводу? Напишите, пожалуйста!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.