Приморская академия, или Ты просто пока не привык (Фрагмент)

Полная версия книги

И вот мы опять идем… Боги, да когда ж это закончится? Первые драйв и кураж от невероятного приключения, в которое я угодила и затащила незадачливого светловолосого путешественника, уже спали. Я безумно утомилась и от выматывающей ходьбы, и от голода, и от недосыпа. Я же не бродячий наемник, мне такие похождения совершенно не в радость. Но чувство собственного достоинства и воспитание не позволяли мне начать ныть и канючить.

Даже говорить не хотелось, а уж о том, чтобы тратить силы на истерику и слезы, и речи вестись не могло. Брела, с трудом переставляя ноги и поминутно сбиваясь с шага, и представляла себе жареную курочку, запеченную картошечку с маслицем и зеленью, стакан молока и пироженку. Ох… Аж желудок свело от этих мыслей.

Нет, о еде думать не будем. Будем мечтать о горячей ароматной ванне с пеной, большом полотенце, мягкой перинке и пушистой подушке. Вот же хрын! Глаза и так с трудом удавалось держать открытыми, а от мыслей о постели они и вовсе слипаться начали. Я чуть челюсть себе не свернула, безостановочно зевая.

– Может, хватит?! – не выдержал мой партнер по похождениям неизвестно откуда неизвестно куда. – Ты с такими завываниями зеваешь, что сейчас сбежится вся нечисть с округи, чтобы закусить сонной добычей.

– Подавя-я-ятся-я, – снова протяжно зевнула я. – Ну прости, прости. Устала я.

– Как будто я не устал, – под нос пробормотал Марко. – Послали же боги тебя на мою голову.

– Ты просто пока не привык ко мне, – вяло передернула я плечами и поплотнее укуталась в платье-плащ. – Смотри, огонек. – Внезапно замеченный вдалеке свет заставил меня проснуться. – Люди! Ура!

И вот уже я тащу за собой флегматичного Блондинчика.

К огням мы выходили с опаской. Мало ли, вдруг это болотные гнилушки заманивают глупцов, а там и кикиморы поджидают, когти точат, чтобы сожрать мясо, которое само к ним пришло. Но нет…

Лаяла собака, раздавались мужские голоса, лошадь негромко заржала, кошка мяукнула.

– Постоялый двор? – тихонько спросила я, глядя на высокий забор с мощными воротами, сейчас закрытыми.

– Похоже на то, – после паузы отозвался Марко. – Держи рот на замке. Говорить буду я. И всех богов ради, не лезь со своим неуемным энтузиазмом. Нам еще не хватало влипнуть в проблемы.

– А то мы сейчас не в проблемах.

– О! Ну конечно, – едко ответил он, смерив меня снисходительным взглядом. – Тебе, наверное, облегчением покажется, если тебя примут за продажную девку и предложат работу по профессии. А меня прирежут ради кошелька и нехитрого скарба.

– Ой, – пискнула я и захлопнула рот так, что аж зубы клацнули.

Оценив мое молчание как положительное и благоприятное, парень подошел к воротам и постучал в них кулаком. А я тем временем быстро скрутила растрепанную косу в узел, стащила с шеи платок и повязала его на голову. Уж больно приметная у меня внешность, не стоит привлекать лишнего внимания. Одежда-то хоть и из хорошей ткани, но простого кроя, а вот огненно-рыжая блестящая, ухоженная шевелюра… В общем, я зайчик. Маленький, серенький и незаметный, только ушки на макушке.

– Кто?! – рявкнул из-за ограды бас.

– Постояльцы. Ночлег нам нужен.

– Кому это «нам»?

– Мне и сестре моей. На нас напали там, дальше по дороге. Еле ноги унесли…

– Эт кто ж там опять балу?ет? – задал риторический вопрос наш невидимый собеседник. – А сами-то кто будете? Чем докажете, что не нежить и не нечисть? Мало ли какая пакость из лесу в ночи выбралась?

– Я – Мар, а сестру Иссой кличут. А доказать… Огня мы не боимся, кинь нам факел, что ли. Да и в богов мы веруем. – Марко осенил себя знамением Светлой Луна?ры, покровительницы домашнего очага. Пихнул меня, и я повторила его жест.

– И правда, люди. Ну проходите…

Загремел засов, что-то стукнуло, и одна створка тяжелых ворот приоткрылась. Блондинчик шагнул первым, оценил обстановку и лишь после этого втянул внутрь меня.

– Здрасьте! – робко шепнула я, вытаращив глаза на огромного толстого бородача в грязном переднике, стоящего с факелом в руках.

– Больная у тебя сестра, что ль? – оглядев меня, спросил трактирщик у Марко. – Чего в платке?

– В ухе у нее стреляет, застудила, – прозвучал невозмутимый ответ.

– А лошадь где? Или тоже забрали грабители? – продолжил допрос недоверчивый мужик и свистом подозвал к себе огромного лохматого пса.

Я испуганно вздохнула и попятилась, но бородач цыкнул:

– Стой на месте, пигалица. Не укусит, коли ты человек, а не тварь нечистая.

Вот утешил так утешил! Я зажмурилась и замерла на месте, позволяя псине себя обнюхать. А когда холодный мокрый нос ткнулся в мою ладонь, едва не завизжала с перепугу.

– Ночлег в комнате и ужин по серебрушке за каждого. Ежели на сеновале, то по полсеребрушки, только за ужин.

– Ну и цены у вас, уважаемый, – прохладно ответил Марко.

Я решилась открыть глаза и увидела, что собака сидит у ног хозяина и вполне дружелюбно помахивает длинным лохматым хвостом.

– Не устраивает, шагайте в город, – угрюмо ответил трактирщик. – Как раз к следующей ночи пешочком и доберетесь, если вами по дороге кто не закусит.

Я открыла было рот, чтобы влезть с комментарием, но Блондинчик пресек мою попытку на корню, схватив за ладонь и крепко сжав. Ах, ну да, мне же не велено разговаривать.

– Ужин на двоих и комнату.

– Вот так бы сразу. Деньги вперед. Идемте.

Дядька запер ворота на толстенный засов, свистнул собаке и указал ей в сторону конуры у крыльца, а нас поманил за собой.

Я в таких трактирах раньше никогда не бывала. Мрачный зал с низким потолком, тяжелые балки, украшенные связками чеснока, лики пресветлых богов, перед которыми светились лампадки. Во главе – богиня Мать, как и должно. Вероятно, место было настолько глухое, что хозяева уповали на милость всего пантеона. Вон, даже бога смерти не забыли, хоть и в самом дальнем, неприметном углу, а висит и его изображение.

Народа было мало. Разбитная упитанная девица в переднике, стоящая подбоченившись у одного из столиков. Двое мужчин в плащах, с низко надвинутыми на глаза капюшонами. Наемник со шрамами на лице. Сразу видно, бывалый и не слишком удачливый, если судить по потертой одежде и скромному мечу, прислоненному к скамье. И три селянина, коих ночь застала в пути. Наверное, везли товар на рынок. Эти трое говорили в полный голос, обсуждая цены на сукно и гончарные поделки.

– Тут есть будете или сразу в комнату?

– В комнату. Сестра устала сильно, – ответил за нас двоих Марко и потащил меня к лестнице, куда нас поманил трактирщик.

Глава 6

Комнатка… Можно я не буду ничего говорить? Мне в таких условиях не доводилось не то что ночевать, но даже бывать.

– Насекомые есть? – не обращая внимания на мой ступор, спросил Марко, обозревая скромное помещение, в котором, кроме кровати, сундука и колченогого стула, больше ничего не было.

– Вот чего нет, того нет. Я за своим трактиром справно слежу. Раз в год обновляю у магов заклинания от грызунов и насекомых. А свободная комната всего одна. Так что придется вам с сестрой потесниться. Ежели она, конечно, сестра тебе, а не полюбовница.

Я задохнулась от такого предположения и перспективы совместной ночевки с Марко на одной кровати, но он снова не дал мне ничего сказать:

– Разберемся. Ужин на двоих. Вина не надо, взвара сладкого или компота. И умыться бы с дороги.

– Сейчас Та?льда всё принесет, – кивнул трактирщик и ушел, ловко поймав в огромную, как лопата, ладонь две серебрушки, которые ему кинул мой спутник.

Дверь захлопнулась, и я снова открыла рот, чтобы высказаться, но…

– Ни слова, Рыжая. Просто молчи. Не доводи меня.

– Но как же?.. – ткнула я пальцем в единственное спальное место.

– Разберемся! – повторил он и, сверкнув на меня синими глазищами, устало присел на сундук, уступив мне стул.

Прыткая, хотя и вульгарная служанка принесла нам кувшин воды и тазик, чтобы умыться. Что мы и сделали поочередно, пока она ходила за едой.

А потом было не до разговоров. Курица! Большая, жирная жареная курица! И картошка вареная. И еще пирог с капустой! И два яблока. И кувшин с ягодным взваром. В это мгновение я простила свою удачу, которая вдруг повернулась ко мне спиной и закинула хрын знает куда.

Бесплатный фрагмент книги предоставлен электронной библиотекой ЛитРес