Приморская академия, или Ты просто пока не привык (Фрагмент)

Полная версия книги

Вот предаваясь таким гастрономическим мыслям, я и шагала. А когда увидела торчащую из травы толстую пернатую гузку, то возликовала. Понятия не имею, что за птица, но она что-то там делает, низко наклонив голову, не видя, не слыша нас. Наверное, обедает червячками. Ну а я пообедаю ею.

Приотстав, я поискала взглядом, чем бы подбить ее. О, а вот и камушек. Годится. Не делая резких движений, подняла свое метательное оружие, примерилась и…

Бамц! Точно в пернатый бок прилетел мой снаряд. Я же, не теряя времени, бросилась вперед, в три прыжка преодолела разделявшее нас с моим предстоящим ужином расстояние и набросила на ошеломленную птицу свое платье. Теперь точно не сбежит.

Я, оказывается, такая меткая! Уау! И хищная, и жутко опасная! Да-да.

Не тратя времени ни на восторг от самой себя, ни на то, чтобы посмотреть, как далеко ушел Марко, я запустила руки под пышные юбки своего боевого платья, цапнула птичку за шею и свернула ее, как положено делать на птичьей охоте.

Охотницей я была так себе. Мне не нравилось скакать на лошади и гоняться ни за бедными лисами – они тоже рыжие, мне их жалко, ни за зайцами – они маленькие и очень симпатичные, ни за оленями – они трогательные и грациозные. А волков я сама боялась. Поэтому на такие выезды с папой и его приятелями я ездила нечасто. Так, покрасоваться в амазонке, и всё. Но оказывается, во мне погибает великий талант охотника.

Ну а пока… Снова накинув платье на плечи на манер плаща, я цапнула пернатую тушку (жирненькую, тяжеленькую) и припустила догонять удаляющегося Блондинчика. Впереди маячила его светлая лохматая макушка.

И вот мы снова идем.

Марко все так же прёт напролом, правда, скорость сбавил, я за ним. А чтобы занять руки делом, принялась прямо на ходу ощипывать свой будущий ужин.

Так увлеклась, что даже не заметила, как в какой-то момент Марко остановился, и я врезалась в него.

– Ой!

– Что это? – подняв брови, рассматривал пойманную мною дичь парень.

– Еда.

– И откуда? – озадачился он.

– Камнем подбила, платьем спеленала, шею свернула, – отчиталась я.

Марко крякнул, но не спросил про остальные детали моей удачной охоты.

– И кто это? Я в ощипанном виде не могу опознать.

– Понятия не имею, – пожала я плечами. – У нас вокруг имения такие не водятся.

– А ты, смотрю, весьма ловко умеешь ощипывать.

– Ну, я росла крайне непоседливым и шаловливым ребенком. Так что часто отбывала наказание, помогая нашей кухарке. Через мои руки прошли десятки, нет, сотни птичьих тушек.

– А это зачем? – указал он на мою голову.

– Для красоты, – улыбнулась я и поправила воткнутые в волосы трофеи, выдранные из хвоста неведомой птицы. Роскошные перья у нее были, должна заметить. Поэтому я не удержалась и украсила свою шевелюру этим великолепием, воткнув по три штуки над каждым ухом.

– И что ты еще хорошо умеешь делать на кухне, чудо в перьях? – В голосе блондина мне почудилась улыбка.

– Еще овощи чищу хорошо.

– А готовишь?

– Держи! – покончив с последними перышками на правом крыле птички, я сунула в руки растерявшегося собеседника пупырчатый лысый трупик с толстым задом, упитанными ляжками и длинненькой шеей. – Еще умею делать тесто для кексиков.

– Только тесто?

– Готовку мне не доверяли. Сгорало всё. Ты ведь меня покормишь? – Я сделала умильные глазки и взглянула на Марко.

– Позднее. Похоже, нам придется тут ночевать. Вот как устроим привал, тогда и поужинаем, – тут же помрачнел парень, пристроил на поясе мою птицу, отвернулся и снова пошагал вперед.

Мне оставалось только тяжело вздохнуть и броситься его догонять.

И вот опять мы идем. Но уже не так бодро, ибо начало темнеть, да и устали мы оба. Ну, я так думаю. Всё же не железный он? Лично я уже едва переставляла ноги.

– Привал! – скомандовал в какой-то момент мой спутник.

– Ура! – пискнула я и села там, где в этот момент стояла.

Коленки мелко дрожали от усталости, спина отваливалась, хотелось спать, пить и есть. И даже не знаю, чего больше и в какой последовательности.

– Водички бы, – жалостливо протянула я. – И покушать. И поспать.

– Ручей там, – ткнул вправо Марко. – Костер будет там, – последовал жест тоже вправо, но еще правее. – А спать там, под тем деревом.

Под каким «тем», я не успела увидеть.

В первую очередь меня волновал ручей и кустики. Я ведь приличная рувита, не могу же я… Ну понятно, что именно не могу.

А потому я, превозмогая усталость, поднялась с не подобающим молодой девице кряхтением и побрела к первому «там», к ручью. А когда вернулась, застала Марко, сидящим на корточках возле сложенного охапкой хвороста.

– А мы скоро будем ужинать? – деликатно поинтересовалась я, оценив картину «блондин, незажженный костер и тушка птицы».

– Как ты относишься к сыроедению? – поднял на меня мрачный взгляд мой будущий кормилец.

– А у тебя есть яблочко? – оживилась я.

– Нет, у меня есть это, – потряс за шею мой охотничий трофей Марко. – Но у нас нет огня, потому что я не планировал ночевки в лесу и мне нечем разжечь костер.

– А-а, – с облегчением протянула я. – Всего-то? Вот уж чего-чего, а огня у нас хоть завались.

Я вытянула руку, щелкнула пальцами, и с них сорвался огненный шар, который влетел в хворост и подпалил его. Пламя взметнулось вверх так резво, что мой спутник едва успел отшатнуться и плюхнуться на филей. Иначе щеголял бы сейчас опаленными бровями, ресницами и волосами.

– Ой! – привычно извинилась я. – Прости. Я плохо контролирую силу, оно иногда случается вот так.

– Однако-о… – прокомментировал полыхающий костер Блондинчик.

– А ужин скоро?

Ужин пришлось ждать. Я чуть слюной не захлебнулась, когда от поджаривающихся на прутиках кусков дичи поплыл запах жареного мяса. Конечно, у нас не имелось ни соли, ни приправ, но я была настолько голодна, что еще немного, и предложение перейти к сыроедению восприняла бы всерьез. У меня ведь молодой растущий организм, требующий полноценного многоразового питания.

Желудок выводил рулады, глаза мои хищно следили за степенью румяности мяса, а когда я наконец получила в руки один из прутиков, то накинулась на еду ну совершенно неприлично. Увидела бы меня сейчас рува[3 — Ру?ва – вежливое обращение к замужней женщине.] Матильда, наша с Инессой предпоследняя гувернантка, отлупила бы розгами за отсутствие манер.

Птичка закончилась удручающе быстро. То ли она была маленькая, даром что выглядела поначалу большой и упитанной, то ли кое-кто слишком проголодался. И блондинистый «кое-кто» обладает еще более прожорливым организмом, чем я.

– А где я буду спать? – сыто икнув, прикрывая рот ладошкой, спросила я и осоловело посмотрела на Марко.

– А есть альтернативы?

– Ну, ты же заботишься обо мне. Можешь сделать ложе из еловых лап, например…

– Покажи мне хоть одну ель, – блеснул он синими глазами, – и я сделаю тебе ложе. Из лап.

М-да. Ни елей, ни их лап поблизости не наблюдалось. Какой-то неправильный нам лес достался. Приличному путешественнику даже не на чем лечь отдохнуть.

Повздыхав для приличия, я разделила многочисленные юбки своего шерстяного платья на две части, расстелила его на земле поближе к костру и принялась устраиваться на ночлег. Легла, повозилась, одной половиной юбок, задранных вверх, укрыла спину и плечи, то же самое сделала с бедрами и ногами второй половиной.

– Слушай, Рыжая, – отвлек меня от возни Марко. – Мне вот интересно, ты меня совсем не боишься? Все же лес, мы далеко от людей, а ты молодая девушка в компании сильного мужчины…

– Да ты вроде на самоубийцу не похож, – озадачилась я. – На вид вполне вменяемый.

– М-м-м? – затупил Блондинчик.

– Ну, выглядишь ты, говорю, вполне приличным человеком. Шел по своим делам в столицу, попал сюда случайно. И это не ты меня заманил, а я тебя вроде как похитила. Случайно. К тому же ты видел, что у меня дар огня. То есть понимаешь, что мне бояться бегающих и вопящих головешек не с руки. Ну и вот.

– Однако-о-о.

Что-то он повторяется. Мог бы придумать более умную реплику.

– А в столицу тебе зачем, Рыжая?

– Сам ты… Блондин. Учиться я хочу, на мага. Шла поступать в магическую школу или академию. В столице их несколько ведь, вот куда возьмут. А ты?

Бесплатный фрагмент книги предоставлен электронной библиотекой ЛитРес